Ярославская семья тридцать лет воспитывала не своего ребенка

Комментарий партнера Шацкой О. А. с 2:39 минуты.

Они видели подобные истории по ТВ, но никогда не думали, что станут героями одной из них. Жизнь ярославской семьи перевернулась с ног на голову после теста ДНК. Оказалось, что 30 лет супруги воспитывали не своего ребенка.

В архиве семьи Маланчук фотографии младшего сына - Димы — занимают особое место. Сложно поверить, что раньше в эти снимки вглядывались с другими чувствами. Ребенок рос, а сходства с родителями окружающие не замечали.

Анатолий Маланчук: «Я один раз уже хотел уходить, думал зачем мне с ней жить с такой, которая изменяла мне?»

Дмитрий — третий ребенок в семье - родился семимесячным 28-го мая 1987 года в больнице Семашко, рассказывает его мать Маргарита. Через неделю малыша отправили в отделение недоношенных медсанчасти НПЗ.

Маргарита Маланчук: «Я каждый день ходила молоко относила сцеженное, врача раз в неделю вызывали, нам говорили о состоянии, но мы с детками не лежали. То есть я ни в родилке ребенка не видела, и не там.»

Именно оттуда, считают родители, они и получили не своего ребенка. Подозрения закрались, когда выяснилось, что у сына вторая группа крови, хотя у обоих родителей — первая. Дальше обнаружились нестыковки в документах.

Маргарита Маланчук: «На выписке, которую нам в медсанчасти НПЗ дали, - я родила кило девятьсот пятьдесят, - А на выписке что ребенок — кило семьсот.»

Когда брак был на грани развала, точку в сомнениях поставил тест ДНК. 3 года назад супруги узнали, что почти 30 лет воспитывают не своего ребенка. Сыну об этом решились сказать лишь недавно.

Анатолий Маланчук: «Мы и до этого не ругались. А а как узнали — еще дружнее стали. Мне один раз сказал, что так хочется подняться и прыгать с 17-го этажа.»

Биологических родителей Дмитрия может уже не быть в живых, понимают Маланчук. Да и о судьбе их ребенка — ничего не известно. Все попытки что-то выяснить за 3 года результатов не дали. В бывшей медсанчасти НПЗ — ныне 10й больнице поясняют: документов уже нет, ведь по закону они хранятся лишь 25 лет.

Брезгина Ольга, заместитель главного врача по акушерству и гинекологии КБ №10: «Речь идет о призраках. Родильный дом больницы Семашко закончил свое существование достаточно давно. Отделение недоношенных детей 6 лет назад переехало в областной перинатальный центр. И мы теперь называемся акушерским отделением КБ №10.»

Обращались и в суд за возмещением морального вреда.

Анастасия Белозерова, помощник председателя Дзержинского районного суда Ярославля: «Решением суда от 22 марта 2018-го года в удовлетворении требований отказано. В настоящее время подана апелляционная жалоба.»

Основанием, говорят юристы, стало то, что само понятие морального вреда было введено в законодательство уже после того, как был совершен факт подмены ребенка.

Ольга Шацкая, юрист: «Мы не согласны с данным решением, потому что факт причинения морального вреда продолжается до сих пор. Родители не знают ничего о судьбе своего родного ребенка. А Дмитрий — о своих биологических корнях.»

Подобных случаев в Ярославской области эксперты не помнят. Зато юристы семьи Маланчук следили за развитием похожей ситуации в Челябинске. Летом 17-го года суд встал на сторону родителей.

Ольга Шацкая, юрист: «Там дети подмененные установлены и найдены. И буквально на прошлой неделе суд взыскал возмещение морального вреда уже в их пользу.»

Пока юристы готовятся к очередному заседанию, семью Маланчук больше всего волнует упущенное время. Они не теряют надежды, что их семья все-таки станет еще больше.

Анатолий Маланчук: «Если он один — с удовольствием возьмем четвертого.»

Маргарита Маланчук: «Хотим просто найти ребенка. Посмотреть, как он живет. Дай бог, если он живет в семье. А если он в детдоме был? Мы же ведь не знаем...»

Ссылка на источник