А. В. Чернов: Заявление Шмелева было написано задним числом

Готовя материал по поводу ставшего достоянием гласности заявления Сергея Шмелева с просьбой привлечь к уголовной ответственности Евгения Урлашова, мы сами себе задавали вопросы. Главный из них: каким образом удалось почти моментально организовать уголовное преследование мэра Ярославля? Свои комментарии по этому поводу ЯРНОВОСТЯМ дал адвокат Евгения Робертовича Александр Чернов.

Заявления Шмелева Александр Васильевич не видел – в соответствии со статьей 217 Уголовно-процессуального кодекса адвокатов знакомят с материалами уголовного дела, в том числе и с заявлением потерпевшего, только по окончании предварительного расследования.

– Пока предварительное расследование не завершено, адвокатам предъявляются только те материалы, в которых участвовал сам подзащитный – показания, очные ставки, все следственные действия, – поясняет Александр Чернов.

Как уже отмечалось, судя по дате обращения Шмелева в столичный ГУЭБ и ПК, фактическая работа оперативников по задержанию мэра Урлашова началась уже спустя несколько часов. Мы поинтересовались у Александра Васильевича – как такое могло произойти?

– Заявление это было написано задним числом – я могу объяснить это так. На то, чтобы отправить письмо в Ярославль, должно было уйти какое-то время.

По поводу адресата письма, которым является зам. начальника ГУЭБ и ПК МВД России Борис Колесников, адвокат Чернов сказал следующее:

– На самом деле Шмелев должен был подавать свое заявление просто в департамент, а он адресует его конкретному лицу, и не Сугробову, а его заместителю Колесникову, – говорит Александр Васильевич. – Думаю, хватит пальцев на одной руке, чтобы сосчитать заявления, написанные на имя Колесникова за 2013 год. Обычный гражданин просто так к Колесникову на прием прийти не может, как и подать заявление лично ему. Да и Колесников, если бы не знал Шмелева, никогда бы у него это заявление не принял. Поэтому принято оно было по договоренности.

По поводу очевидного противоречия в показаниях Шмелева и Урлашова, где речь идет о контрактах на уборку городских улиц, Александр Чернов подчеркнул, что Урлашов никогда не скрывал, что не хотел платить Шмелеву за плохо сделанную работу – и вообще не желал заключать с «Радостроем» новый контракт. В то же самое время Шмелев утверждает, что Урлашов вымогает у него деньги – и с «зимнего», и с «летнего» контрактов.

– То, что Урлашов не собирался платить за некачественно сделанные работы – установленный факт. Он освещал это в прессе, выступал на Городском телеканале – и не платил. А Шмелев на самом деле преследовал сугубо личный материальный интерес, потому что это – бизнес.

Ссылка на источник