А. В. Чернов: Шмелев ходил и совал Урлашову деньги.

Представитель защиты мэра Ярославля Евгений Урлашова адвокат Александр Чернов прокомментировал статью о генерале Сугробове и методах его работы по борьбе с коррупцией.

Представитель защиты мэра Ярославля Евгений Урлашова адвокат Александр Чернов прокомментировал статью о генерале Сугробове и методах его работы по борьбе с коррупцией.

Адвокат считает, что фактура, изложенная в статье, абсолютно точно ложится на ярославские реалии.

– В статье Александр Хинштейн дает очень хорошее определение провокации взятки и разграничивает ее с оперативным экспериментом:

«Есть очень тонкая грань между оперативным экспериментом и провокацией: в первом случае вы говорите, что у вас вымогают деньги, пишете заявление, приносите вымогателю меченые купюры, и оперативники его задерживают. Во втором случае к человеку приходит доверенное лицо гуэбовцев и всеми силами «разводит» на то, чтобы он взял деньги. Это уже называется провокацией и созданием преступления...»

Вот это определение прекрасно подходит под дело Урлашова. Там именно так и было. Пусть даже Шмелев написал заявление, хоть и сделал он это за пару часов до задержания Урлашова – дело не в этом. Речь идет о том, что Шмелев ходил и совал деньги, и в первую очередь это следует из материалов дела. Сам-то Урлашов ни у кого ничего не просил. Сейчас в Интернете выложены разговоры мэра Ярославля, так особенно показателен в этом отношении разговор в «Ванильном небе», – отмечает Александр Чернов.

По мнению адвоката, тонкая грань между провокацией взятки и взяткой постоянно сдвигалась «сугробовцами», и этих сдвигов предпочитали не замечать.

– В свое время Сугробов дал интервью «Новой газете», в котором сказал: «Моя работа до недавнего времени всех устраивала – и суды, и прокуратуру». При этом хочу отметить, что методы работы по всем делам у сотрудников ГУЭБиПК были практически одинаковыми. С этим сложно не согласиться. И вот, когда идет разбирательство, перед судьей лежат папки с делами, расследованными одним оперативником, и судья принимает решение: здесь была провокация, а здесь нет. Но все эти дела сработаны по одной схеме. Так какие аргументы надо принять во внимание, вынося решение? Наверное, политические, – рассуждает Александр Чернов.