В Кировском районном суде Ярославля рассматривается дело о даче взятки сотруднику таможни

Защита Рафаила Османова уверена, что имела место быть провокация взятки, а обвинение построено на основании недопустимых доказательств.

События, о которых идет речь, произошли в августе 2016 года. По версии обвинения, Рафаил Османов передал сотруднику таможни денежные средства в размере 450 тысяч рублей за то, чтобы тот уменьшил количество незадекларированных шуб и, таким образом, уменьшил таможенную пошлину.

Заявление от сотрудника таможни, о том, что ему хотят дать взятку, поступило 1 августа. Но, по странному стечению обстоятельств, оперативно-розыскные мероприятия в отношении предполагаемого взяткодателя Османова начались еще 25 июля. Причем начались они на основании материалов, которые в настоящее время уничтожены.

Возникает логичный вопрос: как могли начать прослушивание телефонных переговоров без поступления заявления? Адвокат Александр Чернов считает, что в случае с Османовым речь идет о провокации взятки и дело построено на основании недопустимых доказательств. Из-за этих обстоятельств прокуратура 2 года не передавала дело в суд.

Результаты лингвистического исследования показали, что в речи сотрудника таможни содержатся элементы психологического воздействия в форме убеждения, манипуляций и психологического давления. Коммуникативную позицию сотрудника таможни в разговоре с Османовым можно считать сильной, позволяющей влиять на собеседника.

 – Это, на мой взгляд, была провокация. Тогда начал действовать новый закон по декларированию шуб. Я обратился к сотруднику таможни за консультацией. Мы искали способ сэкономить при растаможевании, а не обмануть государство, – вспоминает Рафаил Османов. – Мы встречались неоднократно, обсуждали варианты. Деньги я ему действительно передавал, но не в качестве взятки, а в качестве благодарности за консультацию.